На главную
Вы находитесь в Хранилище файлов Белорусской цифровой библиотеки

Сергей Евгеньевич Шилов. Статьи о федерализме


© Copyright Сергей Евгеньевич Шилов Email: federalist@cityline.ru Date: 31 Jan 2001
О необходимости общенациональной партии федералистов. Реформация Российской Федерации подвергается сегодня серьезным политическим испытаниям фундаментального характера. Дальнейшее продвижение России по пути реальной социальной демократии зависит от исхода борьбы, развернувшейся вокруг модели нового российского федерализма. Идет формирование новой левоцентристской оппозиции, к которой усилиями профессиональных политических лоббистов, подменяющих собой политпартии и другие институты гражданского общества, стягиваются авторитетные российские "конфедераты" по должности и "по призванию". По существу, создается мощный анти-реформационный союз унитаристов ("новых левых") и "конфедералистов" всех мастей, от национальных и религиозных до региональных и экономических. Именно этот союз в неявной форме и был главным блокиратором реформ на уровне общественного сознания и реальной практики управления. Сейчас, осознав смертельную опасность в поэтапной коренной реформе федеративных отношений, этот союз впервые проявляет себя как действующая политическая сила и выходит на арену социально-политической и экономической борьбы. Исторически, процесс созидания всякой эффективной федерации происходил через идеологическую прежде всего, а затем и политическую, экономическую (в худших случаях -- военно-политическую) победу над объединяющимися в последний момент перед лицом общей угрозы унитаристами и конфедератами. В авангарде действующих сил настоящей исторической победы всегда была общенациональная партия федералистов, идеологически эту победу обеспечивающая под руководством президента-федералиста. Российская Федерация еще не создана как равноправный союз народов -- она балансирует между советским унитаризмом и конфедерализмом, феодализмом региональных "баронов", образовавшимся в ходе кризиса государственного управления. Поэтому наибольшая опасность кроется за попытками выдать союз постсоветских унитаристов и ново-российских конфедератов за "конструктивную оппозицию Президенту". В условиях недостаточной мощи общенациональной партии федералистов, в условиях несформированности идеологической партии реформации -- партии российского народа, в этих условиях создание мощной левоцентристской оппозиции конфедератов приведет к 2001-2002 г.г. к демонтажу сегодняшнего политического режима. Точность этого прогноза усиливается тем обстоятельством, что в условиях современной России конфедерат -- региональный барон и является, по существу, по своей практической политической идеологии, постсоветским унитаристом и соответствующим образом ведет дела в своей вотчине, всячески подавляя местное самоуправление. Нельзя допустить занятие ниши основной политической силы общества мощным союзом левых и конфедератов, хотя бы и под маской "конструктивной оппозиции Президенту", который остается при этом без собственного политического фундамента и ресурса, и рискует стать фигурой, управляемой "конструктивной" оппозицией по законам отрицательной формальной логики. Данный политический союз, безусловно, будет выигрышно смотреться на фоне аморфного "Единства". Павловский справедливо утверждает в "Независимой газете": "Массовое демократическое движение конституционно 26 марта сего года пришло к власти....Это означает строительство партии Путина....Нет никакой оппозиции Путину, кроме дембаронов и отмобилизованных ими кадров. Бароны решают задачу .."раскрутки" ряженой оппозиции. Путин -- наперегонки с баронами -- решает задачу воссоздания свободного государства...Посмотрим, кто кого опередит". Социально-федералистская партия России как единственная идеолого-политическая организация российских федералистов не собирается занимать выжидательную позицию и открыто заявляет о содействие выработке нового курса Президента Путина -- курса нового федерализма. СФПР располагает идеологической программой нового российского федерализма, раскрывающей ее основное содержание -- российскую идеологию прав народа -- в реальностях современной государственности, политики, экономики, социальной психологии, культуры, в контекстах мировой глобализации. Программа формирования сетевой инфраструктуры СФПР предполагает формирование не "массовой партии власти", являющейся партией социальной демагогии, но партии реального диалога общества и власти, партии социальных работников и политических профессионалов, социальных менеджеров "эффективной общественной корпорации реформ". Социально-федералистская партия России формировалась сторонниками демократических реформ как партия качественно нового этапа реформации российского общества. Новый российский федерализм -- это главное социально-политическое требование времени, которое переживает страна, это предельно конкретная форма общественного договора, без которого невозможно развитие правового государства, гражданского общества, свободной экономики. Социальный федерализм представляет собой оригинальную российскую версию обретенного в настоящее время Европой, и, прежде всего, британским и немецким правительствами, "третьего пути" между социал-демократией и либерализмом. Социальный федерализм - это демократическая практика опоры на собственные силы, на "гуманитарный капитал". Он предполагает конкретные социально-реальные пути перехода от унитарных и конфедеративных форм организации социально-политической и экономической жизни к реальному общенациональному единству социальных, политических, экономических, территориальных и иных свободно сотрудничающих сообществ, формирующихся в процессе гражданской самоорганизации на основе принципов социальной интеграции, кооперации, субсидиарности. Социал-федерализм как практическая идеология прав народа поэтому может стать идейной социально-политической и международной базой реформаторов второй волны под патронажем Президента Российской Федерации. В свете современного российского опыта на первый план выходит способность социального федеративного государства сосредоточивать власть в руках ответственных перед обществом лиц и эффективно пользоваться этой властью. СФПР намерена участвовать в созидании нового лидерства России. Необходимо привести к рулю преобразований социально ориентированных политиков новой формации -- социал-федералистов, способных на основе беспристрастного и глубокого анализа реформ первой волны, новой концепции, стратегии и тактики реализовать успешные и эффективные преобразования в условиях многосложного федеративного государства, преодолеть кризис управляемости федерацией. Стратегия социального федерализма может стать основой реформы федеративных отношений, так как реально обеспечивает бесперебойное функционирование динамичной и жесткой вертикали государственной власти, основанной не только на административно-командных методах, но прежде всего на фундаментальных законах социально-экономического и политического развития. Стратегия нацелена на формирование реальной социальной демократии сообществ, устойчивое развитие гражданского самосознания на основе местного самоуправления в рамках социального правового государства. Так российские федералисты полагают, что идеологическим рефреном создания семи федеральных округов могла бы стать идея государственного содействия формированию единой системы местного самоуправления России, утверждению единых социальных прав гражданской саморганизации в деле управления страной. Общий же лозунг федеративной реформы, проводимой консолидированно центром и регионами, опираясь на гражданское общество: "Больше прав народу, больше прав Федерации!". Полагаем, что одной из сквозных тем Стратегии Президента РФ могло бы стать положение о необходимости общенациональной партии федералистов, раскрывающее новый российский федерализм как общероссийскую идею и стратегию устойчивого развития государства и общества. Важнейшей стратегической инициативой СФПР является обращение к к Главе государства ее региональных и центральных организаций, аналитико-идеологических центров и иных коллективных членов с просьбой поддержать Социально-федералистскую партию России силою огромного социально-политического и общественного авторитета Президента РФ В. В. Путина. Эта инициатива мотивирована вышеизложенными колоссальными вызовами развитию Российской Федерации, дальнейшему продвижению страны по пути реальной демократии и имеет основной целью формирование общенациональной партии российских федералистов как "локомотива" реформации России. Создаваемая конструктивная оппозиция способна оказать одно из решающих влияний на развитие политического процесса в России. Настоящая партия Путина возможна исключительна как партия конструктивной социально-интеллектуальной оппозиции Путину. Обращаемся к участникам форума с предложением поддержать стратегические инициативы СФПР в области нового российского федерализма, идеологического обеспечения реформы федеративных отношений и процесса формирования Союзного государства, а также для информирования об идеологической программе нового российского федерализма в целом. Председатель Социально-федералистской партии России С. Е. Шилов
С. Шилов член президиума Академии парламентского корпуса РФ Партия Путина только и возможна как партия конструктивной оппозиции Путину. В поле "бокового зрения" политиков с недавнего времени роится загадочная "партия Березовского", партия конструктивной оппозиции власти. В различных СМИ идет зондаж отечественных политиков на предмет возможности возникновения оной. Однако, заметим, что этот удивительный политический зверь является , по существу, зеркальным отражением известной позиции Г.Павловского о необходимости (и возможности) "... моментально собрать вне старого политического рынка партию Путина", опирающуюся на массовую поддержку миллионов его избирателей. Вместо общенациональной дискуссии нам вновь предлагается захватывающий триллер: бывший чекист (сыщик) и его верный политолог-летописец против короля олигархии и зловещего профессора математики. Как же возможно "российское политическое чудо"? Идеологическая партия, европейская партия диалога общества и власти, партия новых правых, обладающая фундаментальной социальностью для кардинальной реформации России. Что же мы имеем сегодня в плане формирования настоящей партии? Идея партии регионов была подавлена старым политрынком и растащена по старым политквартирам. Поле правоцентристских сил оказалось искуственно раздробленным и не способным к порождению новой политической силы. Правящая партия "Единство" оказалась безидейной, не способной дать содержательную опору власти в ключевых точках реформ, не способной отражать тенденции, играть на опережение. (Чего стоят только сегодняшние внешнеполитические контакты руководства "Единства" с компартией Китая и республиканцами США, фактически следующие антиевропейскому сценарию Бжезинского о восстановлении разделительных линий и гегемонии США). Президент победил на размытых началах общественных ожиданий, без идеологии, без программы. Последующая программа реформ опять оказалась растащенна по ведомствам, лишена осевой идеологической структуры. Наконец, в парламенте самой крупной федерации в мире нет даже фракции федералистов! Федеративная реформа - это не просто первая по времени реформа. Это момент истины реформации России. Конструктивная оппозиция власти (европейский проект для России) реализуема как общенациональная партия (общественно-политическое движение) российских федералистов. Стратегические ошибки президентской реформы как необходимое условие конструктивной оппозиции: 1. Реформа федеративных отношений подчинена принципам унитаризма, централизации, разрушающим саму возможность эффективной модернизации, реальной реформации российского общества, государства и экономики в начале XXI века 2. В концепции реформы федеративных отношений нет концептуального ядра - понятия Федерации, на которую и должны работать федеральный центр и регионы. Федеральный центр неправомерно отождествляет себя с Федерацией как таковой. Неверна формула Федерации. 3. Реформа, которая лишь интуитивно осознана властью как ядро реформации, осуществляется как конфликт элит, объявляемых авторами реформ "квазигосударством". При этом эти же авторы признают, что "государство не создано" и, не предлагая никакой модели государства, настаивают на "укреплении государства" как данности. Обычная логика современных авторитаристов. На деле же народ делегировал элитам право сформулировать модель государства в соответствии с правами народа и будет за эту модель голосовать, верифицируя или отвергая ее на выборах и референдумах. 4. Реформа власти оторвана от стратегии экономической реформы, что делает невозможным организацию масштабного инвестиционного плана западных инвестиций в европейский путь развития России, предполагающий адекватность политики и экономики. Идеология нового российского федерализма как достаточное условие формирования конструктивной оппозиции: важнейшие составляющие: 1. Морально-политические основания, раскрывающие новый российский федерализм как российскую общенациональную идею, а именно: фундаментальная идея прав народа (идея прав человека - американский федерализм; идея прав сообщества - европейский федерализм). Федерация равноправных народов, осуществляющих единую идею прав народа - формула новой России. Декларация прав народа должна быть принята отцами-основателями нового российского государства для людей - губернаторами, крупнейшими работодателями России, руководителями СМИ, общественными деятелями первой величины, президентом, первым президентом России. Сущность государства тогда будет определена. 2. Государственное строительство. Исходя из всеобщности понимания того, что "государство не создано", и, определившись с сущностью государства в ходе общенациональной общегражданской дискуссии как "федерации равноправных народов, осуществляющей по их взаимному согласию идею прав народа", можно, наконец, перейти к "учредительной конференции Российской Федерации". Учреждение Российской Федерации регионами, общественно-политическими и социально-экономическими силами, властями, местным самоуправлением будет иметь вид конституционного совещания с самими широкими полномочиями вплоть до формирования новой Конституции и выдвижения кандидатуры президента Федерации с последующим проведением общенародных референдума и выборов. 3. Собственно федеративная реформа. Верное альтернативное направление федеративной реформы - не создание сверху федеральных округов, а реальное правовое, социально-экономическое, общественное развитие ассоциаций губерний и республик, сложившихся естественно, демократическим образом за годы реформ. Именно развитие этих ассоциаций как общероссийских институтов гражданского общества, звеньев единой системы местного самоуправления, ассоциаций региональных союзов работодателей и есть стратегический общественный вектор подлинной федеративной реформы. Не разрушение субъектов федерации, а создание "объектов" федерации - саморазвивающихся систем гражданского общества. Не разрушение ассимметрии федерации, а ее использование для перехода к федерации субсидиарной. К государству, создаваемому и развиваемому обществом в соответствии с его представлением о правах народа. 4. Экономический федерализм как основа стратегии экономического развития. Социально-экономическое партнерство в устойчивых европейских социал-демократиях, а именно: квадрат транспарентности "правительство- профсоюзы- законодатели- работодатели", в России должен быть воплощен через работодателей , главную движущую силу новой государственности , ныне невнятно именуемую "олигархией". В стране с нашим состоянием рыночной экономики именно союзы работодателей должны получить основную экономическую власть. Тогда у нас и появятся и фундаментальная экономическая амнистия, и не кабинетная, а реальная экономическая стратегия, возникающая из реальной экономики, активная промышленная и постиндустриальная политика, субъектом выработки и осуществления которой будут союзы и сообщества работодателей. Появится эффективное правительство, решающее задачи крупнейшего работодателя, законодатели, выращиваемые в реальной экономике и связанные с сообществами работодателей в открытой правовой форме, а не в форме теневого лобизма. В рамках цивилизованных отношений труда и собственности произойдет деполитизация и модернизация профсоюзов. Экономические реформы буксовали потому, что не было правового субъекта реформ. Им в стране с нарождающейся рыночной экономикой только и могут быть союзы и сообщества работодателей. Именно они являются несущей конструкцией модели нового российского федерализма как модели "деволюции власти" от власти к обществу. Таким образом, идеология нового российского федерализма является априорным условием многообразия общественно-политических сил России, оппонирующих власти по своей естественной природе происхождения из гражданского общества. Это тот самый "политический обруч", который объективно объединяет силы гражданского общества. "Внешней формой" процесса учреждения Российской Федерации как этапа объективно необходимого в становлении любой федерации, должно стать создание союзного государства с Беларусью. Важнейшее значение будет иметь свободное участие реально консолидированной Чечни в процессе создания союзного государства на общей платформе идеологии прав народа. Ведь реальная Российская Федерация - это и есть новое союзное, федеративное, социальное, правовое государство. В этом виде этот процесс экспансии будет принят Западом и станет основой масштабного плана инвестиций в транспарентное, разумное государство с консолидированной европейски ориентированной, современной элитой. Европейская политическая модель предполагает, что политики различного политического спектра, кроме экстремистов и маргиналов, являются федералистами. Эта позиция станет основанием образования депутатской группы федералистов, политиков различного спектра, оппонирующих президентской реформе по вышеизложенным основаниям на платформе нового российского федерализма.

C. Е. Шилов

член президиума Академии парламентского корпуса РФ

Наука Демократии

Фундаментальным противоречием российской истории является оппозиция общества и власти. Как правило, считается, что отношения общества и власти - это не более чем поверхностная игра сил, абсолютно зависимая от состояния экономики, технического и промышленного развития, уровня науки и информационной деятельности. Однако, обращаясь к классической политической философии, описывающей практический социально-политический опыт, мы обретаем совершенно иное, более продуктивное видение. Социальность человеческого существования раскрывается в том, что основополагающее для Мышления отношение Субъекта и Объекта в жизни цивилизации воплощается соответственно как отношение Власти и Общества и определяет ход истории цивилизации подобно тому, как отношения Субъекта и Объекта являются методом исчерпания бесконечности человеческого познания. С этой точки зрения безусловны два обстоятельства. Во-первых, именно демократия, как общецивилизационная теория адекватности Власти (Субъекта) Обществу (Объекту), является абсолютным смыслом, истиной политического развития человечества. И, во-вторых, мировой кризис демократии, с такой степенью очевидности разыгрывавшийся в России на всем протяжении ХХ-го века, (а именно мировой кризис демократии в соответствии с заявленной в настоящей статье позицией является основой "частных" кризисов - социально-экономического, политического, информационного, экологического и других кризисов социальности человеческого бытия) есть кризис самопознания, глобальной социальной рефлексии цивилизации, выход из которого лежит на путях дальнейшей разработки оснований демократии, более полного познания ее социальной природы, выявления новых способов наибольшей адекватности Власти (Субъекта) и Общества (Объекта), получении новых знаний и открытии новых потенциалов Общества-объекта. Таким образом, социальная демократия - это инновационный проект обновленной науки об обществе, Науки Демократии, изъясняясь словами классика. Мне могут резонно возразить: ведь столько существует уже "наук об обществе", разнообразных концепции и учений, в том числе и фундаментальных, определяющих политическую историю цивилизации. Все это, безусловно, так. Но речь идет о другом, не о "чистых теориях", сложноорганизованных и высокоинтеллектуальных. Речь идет об институционализации гуманитарных наук как реальных структур развития демократии, систем диалога власти и общества. Практику, ориентированному на интеллектуализацию власти и выстраивание ее рациональных отношений с обществом, очевидно одно: нет сегодня еще такого научного и методологического подхода в области гуманитарных наук, в котором были бы отчетливо конкретизированы "субъект-объектные отношения", без чего невозможна практическая деятельность, операциональность проводимой политики. Это отношения "социального ученого" (теоретика или прикладника, к последним можно отнести и представителей подлинно современной власти) и "социального объекта" его познавательной и преобразовательной деятельности -- общества, изучаемого в фундаментальной социальной теории и открытого к изменениям с помощью эффективных социальных технологий. Социальные теории, с которыми нам, современным практикам реальной политики, приходится работать нуждаются в серьезной реструктуризации, так как представляют собой скорее богатые по интеллектуальному содержанию социальные мифы. В их основе - свойственное мифу представление о "наивном единстве, нерасчлененности субъекта и объекта" (А. Ф. Лосев), некая смесь из интеллектуальных воззрений на власть и общество в целом, фетишизирующая реальность социума через самодостаточные абстракции "неземного происхождения" ("русская идея", "невидимая рука рынка" и др.). Современные же политики фундаментально заинтересованы в реальной науке, по отношению к которой они могли бы действовать как своего рода прикладники, практики, действовать эффективно, с непременным наличием стратегического планирования и социального целеполагания. Сегодня в степени научности российской политики мы, по всей видимости, находимся в ситуации, когда необходимы политические Бруно и Коперник. Когда власть, сущностно поддерживаемая интеллектуалами, ориентированными на европейский субъективизм (успешно, впрочем, преодолеваемый в современной Европе), вообще кругом видит только одну себя, не обнаруживая никаких признаков существования общества-объекта, и, по-шамански заклиная "институты гражданского общества", порой достаточно искренне просит, по-гоголевски, "поднимите мне веки!". Однако, все-таки именно Земля вращается вокруг Солнца и от него получает всю свою жизнь, как бы иное не казалось с ее поверхности. Так же и Власть все-таки "вращается" вокруг Общества и от него получает всю свою власть, какой бы единоличной и тоталитарной она не была в определенные моменты истории. Вот в соответствии с этим-то простым принципом и надо привести в порядок (изменить) наше социальное мышление. Это и есть принцип социальной демократии, принцип объективной политики, сознающей как изначальный субъективизм власти (сродни человеческой субъективности), так и объективизм общества, дарующий жизнь, социальное и гуманитарное развитие (сродни объективности природы, познаваемой человеческим субъектом). Мировоззрение демократической власти не может быть ничем иным, нежели мировоззрением "управляемой демократии". Для того она и власть, чтобы управлять. Совершенно очевидно и другое: без оппонирующего в многостороннем диалоге общественного мировоззрения "социальной демократии" даже самая демократическая власть, удерживаемая от крайностей напряжением внутренней культуры ее носителей, теряет импульс развития, импульс эффективности, способность вырабатывать стратегию, системно владеть и управлять ситуацией. Пример тому - ситуация с подлодкой "Курск", когда президент поступил в полном соответствии с концепцией "управляемой демократии". По мнению Путина, его возможная роль как "главного спасателя" могла бы только помешать работе отлаженного механизма управления кризисными ситуациями. В силу непредставленности в общественном сознании мировоззрения социальной демократии президент осознает себя лишь "главным чиновным лицом", а не всенародно избранным лидером демократии, который обязан видеть в каждом общенациональном событии, сколь много бы случайных и субъективных обстоятельств в нем не сошлись, реальное объективное противоречие (в данном случае противоречие между техногенной и гуманитарной логикой преодоления катастрофы) и разрешать это противоречие как "главный волевой логик страны", соединяя потенциалы социальной нравственности, этических ценностей, научной, военной и технической компетентности, ответственности, стратегичности и оперативности, соединяя в единое действие, в единство коллективной воли и сознания, в работу "на результат", ожидаемый обществом. Для принятия главных и основополагающих решений необходимы только три закона логики, все же остальные усилия прилагаются для того, чтобы прорваться на вершину принятия этого решения сквозь грандиозный фактологический и информационный, а также психологический материал, для чего собственно и необходимо мировоззрение как таковое. Мировоззрение социальной демократии, содержащееся в трудах классиков политической мысли, в концентрированной, и нередко эмоционально окрашенной форме выраженное в работах Александра Николаевича Яковлева, чрезвычайно близко мне как политическому практику, сознающему колоссальную роль интеллекта и социально-нравственных ценностей в политике. Роль, которая будет только возрастать. Убежден в том, что именно это мировоззрение в непрерывном общегражданском диалоге с "управляемой демократией" способно обеспечить не только устойчивое продвижение России по пути реформ, но и прорыв в новое социальное качество жизни, качество реальной демократии. Выше уже сказано о том, что главная проблема современного развития - это новые отношения власти и общества, новый смысл власти, вырабатываемый обществом, радикальная системная интеллектуализация власти. Потому-то социальной опорой нашей партии прежде всего является интеллигенция, все многообразие ее представителей вне зависимости от социального, политического, экономического и имущественного статуса, этноконфессиональной принадлежности, мировоззренческих и эстетических предпочтений. Неинтеллигентные люди неспособны далее развивать демократию, развивать ее новое социальное качество. Они пасуют, когда приходится работать не с формальными процедурами, а с основаниями, с содержанием демократии. Не политическая сделка с интеллигенцией, с той или иной ее частью, а создание политической организации, генетически близкой каждому российскому интеллигенту, всему его духовному строю, фундаментальному уровню образованности, существу его социально-нравственных исканий. Создание такой политической организации, в которой раскрытие созидательного, социально-реформаторского потенциала российской интеллигенции, ее изначальной органической связи с народом, -- главный критерий организационной и идеологической работы. Ведь интеллигент - это прежде всего особый тип отношения к реальности, связанный с раскрытием ее оснований, причин, потенциалов развития и ресурсов. Российский же интеллигент вносит в этот особый тип отношений к реальности идею социально-нравственных ценностей, идею правды. Цель жизни каждого интеллигента - реальное произведение, социальное, этическое, научное, эстетическое, политическое, экономическое, одним словом, творческое. Тем более для российского интеллигента в ситуации мирового кризиса демократии, с небывалой силой разразившегося в России, вызов "истинного познания демократии" как российской исторической судьбы, реального развертывания ее социальной природы и ценностных оснований, является внутренней стратегией идентификации, личностного самоопределения в мире. Интеллигенция по своей социальной природе как раз и призвана вести от лица общества диалог с властью, обеспечивать интеллектуальную адекватность власти потребностям общества. Российская интеллигенция призвана внести собственно российский вклад в разработку социальных оснований демократии, вклад в "теоретическую" и "прикладную" Науку Демократии. Чтобы прояснить существо этого вклада, представим существо истории демократии. Народ является истинным становящимся объектом истории и творит ее посредством стремления к истинному закону и праву, к высшей правде как системе высших ценностей, целей и смысла человеческого существования - посредством социализации. В процессе истории как социализации народа возникают общество и власть, взаимодействие которых и обусловливает социальный прогресс. Главный результат взаимодействия общества и власти - соответствующая эпохе социально-правовая система, накладывающая отпечаток на все стороны жизни государства и общества, особым, исторически конкретным образом преодолевающая отчуждение общества и власти в той или иной мере, в той или иной форме, определяющей причинно-следственную связь и содержание событий реальной истории. Поэтому, хотя юристы и видят существующую социально-правовую систему как незыблемое здание законодательства, стремятся к его полноте, непротиворечивости, завершенности, нам политикам, следует помнить о фундаментальном живом противоречие каждой такой системы - противоречии общества и власти, отражающем такое коренное состояние человеческой природы как социальность. Яркий пример невнимания к социальной природе правовой системы - стремительное само-падение СССР как системы формальной демократии, лавинообразное углубление отчуждения между обществом и властью. Известные слова Ю. В. Андропова "Мы не знаем общество, в котором живем" уже не могли изменить положение дел, так как был утерян (и подавлен) сам импульс к познанию социальной природы демократии. Власть-субъект предельно самоизолировалаось от оздоровляющих импульсов общества, а общество-объект -- от власти. Аксиома социальной демократии состоит в том, что только общество способно породить новую власть, власть же может породить "новое общество" только насилием, да и будет это "общество" мертворожденным. Так, я утверждаю, что весь 70-летний советский проект и был насильственной попыткой порождения "нового общества" усилиями худшей из традиций вековой российской власти, власти безличной, имперско-тотальной и реакционной, хотя "черной душе" этой власти для достижения своих целей и пришлось сменить все элиты и "лозунги" на противоположные. Сталин -реинкарнация худших традиций вековой российской власти, абсолютизм которой был здесь доведен до предела - до попытки создать "новое общество" и "новый народ", повернуть историю вспять. Сверяясь мысленным взором со светом русском культуры, нам предстоит научиться строить власть из общества, из общества черпать тот потенциал интеллектуальности, социальной нравственности, сострадательности и терпимости, в котором раскрывается существо нашего народа. Российский народ, по существу, общался с высшим нравственно-ценностным началом народной жизни, высшими ценностями непосредственно, интимно-глубинно, будучи в определенные исторические моменты задавлен авторитетами господствующих нераздельно имперского и религиозного (огосударствленная Церковь) исторических субъектов власти, а затем и авторитетом нигилистского коммунистического государства. Российский народ значительно менее, чем европейские народы, реально, определяющим образом присутствовал в политике, экономике, праве. Он хранил в толще народной жизни свой нравственный закон, отраженный в зеркале русской культуры, и прежде всего, русской классической литературы. Наука Демократии проясняет социальную миссию России как фундаментальную идею прав народа. Идея прав народа естественным образом рождается в российской истории как прорыв к высшим ценностям, целям и смыслу человеческого существования, к нравственности, которая есть "правда". Декларация прав народа должна стать содержательным основанием, отражением социального, человеческого измерения демократии как исторически выверенного способа реального народовластия; освободить толкование прав народа от суживающих контекстов деколонизации, защиты интересов малых и репрессированных народов только, утвердить народ как главный и окончательный объект мировой истории, воссоздать всемирно-исторический корпус прав народа как центрального объекта мировой истории - право народа на самоопределение своей сущности в истории, право на саморазвитие, право на достойную народа власть, право на равенство прав народов вне зависимости от занимаемой территории проживания, государственной или территориальной разобщенности, численности населения, конфессиональной принадлежности, право народа на устойчивое социально-экономическое и гуманитарное развитие, право на культуру, образование и язык, право на территорию, недра, право на всемирную народную дипломатию, право на равенство прав народов в организации миропорядка. Права человека, права сообщества, права народа - это "человеческие измерения" социальности демократии. Их триединство образует творческий социальный мир демократии. Идея прав народа структурирует отношения общества и власти в многонациональной Российской Федерации. Федерации равноправных народов, осуществляющих по взаимному согласию социально-нравственную идею прав народа, выражающую в концентрированной форме смысл российской истории как движения к социальной демократии. Общество выносило в себе идею прав народа, интеллигенция способна эту идею выражать, разрабатывать, а власть должна эту идею воплощать. Власть должна научиться разговаривать с обществом на его языке, языке прав народа. Только в этом случае возможно фундаментальное взаимопонимание общества и власти - основа реформации России. Ныне мы находимся в позитивной исторической ситуации, когда действующая российская власть, удерживаясь в рамках управляемой демократии, отчаянно нуждается в Науке Демократии. Власти нужен диалог с мировоззрением социальной демократии, с этой, изъясняясь словами Гегеля, "Наукой Логики" осуществляемых реформ, методом единства государства и общества в их многостороннем взаимо-определении и взаимосвязи, способным придать реформам синтетический характер, нарастить потенциал гуманитарного капитала реформации. Метод социальной демократии - это и есть метод демократии как науки, когда главным источником, социально-энергетическим резервуаром преобразований является само общество, сам народ. Научный метод демократии, метод социальной демократии как идеологии прав народа позволяет "запустить" в работу осевое положение Конституции о российском многонациональном народе как источнике власти. Именно общество должно задавать пограничные условие работы аппарата власти, управляемой демократии, видоизменять этот аппарат в соответствии с общественными задачами. Укрепление власти усилиями самой власти приводит лишь к ее деградации, укреплению деспотических начал. И напротив, лишь адекватизация, оптимизация власти под "пятой общества" обеспечивает ее надежность, компактность, эффективность, мощность, компетенцию, ответственность и интеллектуальность. Наука Демократии - это, используя оборот классика, "веселая наука", это созидание и социальный оптимизм, это выходящее из берегов море социальной творческой энергии общества, это красота и богатство социальной природы человека, титаническая социальная мощь народа Эпохи Возрождения России. Опора на собственное общество, общенациональная идея прав народа - вот мировоззренческая суть социальной демократии! Надеюсь, что изложенные позиции могут стать основой широкой общегражданской дискуссии об отношениях общества и власти.

С. Шилов

Член президиума Академии парламентского корпуса РФ

Марксизм и Федерализм как различные теории социальной природы

1. Марксизм как метафизика: возможности "поворота" социальной науки

Марксизм состоялся через применение принципов научного анализа ко "второй природе", к обществу, понимаемому как совокупный агрегат человеческого поведения, детерминируемый извне. Таким образом, марксизм, безусловно, открыл эпоху научности социального знания, то есть специфической, исторически оправданной попытки сделать познание человека, общества, государства наукой, построить объективную теорию субъективности, и на ее основе, возможно, создать новую теорию объективности, теорию истины. Предшествующая эпоха, будучи руководимой непосредственной истиной христианства, истинами мировых религий, интеллектуальными знаниями, истиной искусства и другими истинами, эпоха, завершающаяся немецкой классической философией, поставила вопрос о теории истины, о способах происхождения истинности. До настоящего времени марксизм в форме экономико-центризма и техно-центризма (интеллектного или онтологического марксизма) является господствующей в сознании "основной массы" элит и в общественном сознании теорией истины. "Экономический" и родственный ему "технический" способ раскрытия происхождения истинности выявляют непосредственные истины экономики и техники как общественно-исторических явлений и противопоставляют эти истины всем иным истинам существования и развития, истинам мышления и религии, искусства и истории, личности и морали, которые при этом объявляются зависимыми, производными или даже просто ложными истинами. Так образуется и проходит полный цикл развития фундаментальное противоречие марксизма: попытка построить теорию истины, науку об истине, через реальное отрицание самостоятельного существования мира истинности, попытка построить науку о предмете, который объявляется заведомо ложным, не-существующим в своем собственном качестве, всегда являющимся другим, нежели непосредственно заявляемая им сущность, а именно, одной из форм истинности экономики и техники. Марксистская онтология является, таким образом, интеллектуальной почвой европейского нигилизма в самом широком историческом контексте, вплоть до современности. С другой стороны, марксистская онтология (теория изначальной истинности экономики и техники) образует картину социального мира, которая является с той или иной степенью проявленности и отрефлектированности образом мысли интеллигенции на протяжении 20 века и, особенно, в настоящее время, в эпоху окончательной, казалось бы, победы экономической и технократической глобализации. Оппозиция марксистской онтологии "возглавлялась" в 20 веке прежде всего Хайдеггером и Гуссерлем (в порядке значимости онтологического конструирования), а также в значительной степени Ясперсом, Витгенштейном, ныне Деррида и другими (французский структурализм и экзистенциализм можно определить скорее как неомарксистскую онтологию, нежели как оппозицию марксизму, в чем неоднократно признавались ведущие представители этих направлений). Правота этой оппозиции неизменно подтверждалась самой историей, сокрушившей в 20 веке как марксистские государства, так и европейский нигилизм в форме национал-социализма, но опровергалась повседневностью, в которой роль экономики и техники все более возрастала, а значение ценностей и моральных норм ослабевало и релятивизировалось. Накопленный настоящей оппозицией онтологический опыт, опыт существования мира истинности как фундаментальной структуры человеческого бытия в условиях экономико-технологической реформации, является потенциалом создания новой картины социального мира. Новая картина социального мира должна также отвечать новым потребностям, новым качествам развития экономики и техники. В марксистской картине социальной природы значение временной составляющей принадлежало технике, а значение составляющей пространства раскрывалось экономикой. Бесконечный прогресс, бесконечное развитие техники понималось как сущность социального времени, сущность существования человеческой цивилизации во времени. Бесконечное влияние экономики на все сферы человеческого существования, бесконечность человеческой самоорганизации и развития на экономико-производительной основе раскрывало сущность социального пространства, сущность расширения и развития человеческой цивилизации в пространстве. Любое явление социальной природы, таким образом, будь-то историческое событие, политический факт, произведение культуры и искусства, определяется в этой картине мира через его "место" в экономическом и техническом развитии человечества. Общество, таким образом, раскрывается как механика сил Маркса (производительных сил общества -- экономико-технократических сил), воздействующих на "тела Маркса", истины экономического и технического развития -- стоимость, продукт, труд, товар, капитал, рабочее время, деньги, затраты и др., т.е. транспарентные объекты, прозрачные с точки зрения экономических и технолого-технократических воздействий. "Капитал" Маркса, по существу, верифицирует (восстанавливает в новой символической реальности, в другом языке и понятийном аппарате) три закона механики Ньютона, они же -- три закона формальной логики, для социальной природы и тем самым открывает эпоху науки об обществе и человеке. Капитал как закономерность взаимодействия тел Маркса с силами Маркса, является, с другой стороны, первым найденным способом человеческого измерения, конкретной мерой возможности удовлетворения человеком собственных потребностей в меру обладания оным в форме денег и ценностей. Поскольку в марксистской картине социума мы имеем дело не с самой реальностью социального, а с телами Маркса, взаимодействующими друг с другом с силами Маркса, то программа математизации марксистской онтологии предполагает работу с матрицей "нолей", "нулевых единичностей", объектов, транспаретных для "тел Маркса" и "сил Маркса", объектов, с нулевым, или стремящимся к нолю содержанием капитала. Такой матрицей в марксистской онтологии является пролетариат. Маркс выводит формулы революционных изменений в социальной природе примерно так же, как ньтонова механика прокладывает путь математизации физических процессов. 2.Теория работодателей как верификация специальной теории относительности для социума Кризис марксистской картины социальной природы, ее все более увеличивающееся расхождение с задачами построения науки об обществе и человеке, обусловлены выявленным современными экономистами типом капитала -- гуманитарным капиталом. Если в марксистской картине социума экономическое и техническое развитие цивилизации определяют возникновение и движение капитала, его структуру и формы, то реальная картина социума исходит из существования первичного капитала креативного типа, "скорость движения" и фундаментальное значение которого во всех экономико-технических системах одинаковы. Гуманитарный капитал и связанная с ним интеллектуальная собственность выявляются в реальности формирующегося информационного постиндустриального общества как фундаментальные формы соответственно капитала и собственности. Наука, политика, культура, образование, информатизация и иные составляющие образования гуманитарного капитала на основе интеллектуальной собственности возвращают истинность картине социального мира. Гуманитарный капитал, таким образом, определяется как непосредственное измерение социальных времени и пространства через их изменение на "единицу качества" -- нелинейного, "скачкообразного" развития соответственно техники и экономики от качества к качеству. Радикальный поворот к новой картине социального мира как раз и состоит в созидании модели постиндустриальной политики как метода "запуска в работу" гуманитарного капитала. Корень неуспеха первой волны интеграции мировой экономики -- отсутствие экономической политики. Непонимание того фундаментального обстоятельства, что непременным условием социально-экономических преобразований является наличие динамичной политики, соответствующей реализуемым экономическим моделям. Именно политика создает инфраструктуру постиндустриальной реформации, коммуникативно-технологическую сеть стратегического и оперативного управления процессами, систему институтов гражданского общества, воспроизводящую "правила игры" и гуманитарный капитал постиндустриальной промышленной реформации. Так российские либералы первой волны именно потому постоянно "сдавались" политикам-тяжеловесам, что не имели собственной политики, по-марксистски надеясь на то, что реализация экономических моделей сама по себе приведет к "самозарождению" обслуживающей ее политики. Стратегия постиндустриальной политики предполагает достраивание системы социально-экономического партнерства через создание полноценных союзов работодателей, способных к взаимодействию с правительством и профсоюзами и законодателями. Мощное действие антирыночных факторов в настоящее время вызвано неоптимальной экономической моделью, основанной на марксистской онтологии, лишенной измерения постиндустриальной политики. Главным из этих факторов является неполитический, промарксистский характер модели мировой экономической интеграции. Реальная экономика, реальный рынок для всех могут образовать стратегию устойчивого социального развития в начале 21 века, стратегию постиндустриального информационного общества. Постиндустриальную политику как методологию социально-экономического и информационно-технологического роста на основе гуманитарного капитала обеспечивает "квадрат транспарентности": Правительство -- Профсоюзы -- Законодатели- Работодатели. Мировая координация союзов работодателей как "архиважная" задача общецивилизационной постиндустриальной политики -- конкретный предмет реального экономического и технологического развития в новой картине мира, задача образования науки об обществе и человеке на текущий момент. Правительство -- Профсоюзы -- Законодатели -- Союзы Работодателей - четыре элемента, четыре действующих причины системы транспарентности (стратегического социально-экономического партнерства) как целостности фундаментальных элементов гуманитарной экономики. Мировая координация правительств, законодателей и профсоюзов в настоящее время функционирует, но в мире отсутствует четвертый элемент системы -- координация организаций, союзов и реальных сообществ работодателей. Современная международно-правовая система не владеет институционализацией сообществ работодателей, ограничиваясь созданием институтов отношений правительств (ООН, ОБСЕ, НАТО), международных организаций, регулирующих положение лиц наемного труда (Международная Организация Труда и др.), формированием рамочных условий для национальных законодательств и международных парламентских институтов, а также созданием специализированных международных экономических институтов (например, Организации стран-экспортеров нефти). Именно работодатели, а не "токмо" правительства, в странах с рыночной экономикой должны вести переговоры в области мирового уровня занятости, тарифных соглашений, экологии производства, подготовки и квалификации кадров. Союзы работодателей с момента их зарождения - это ответ западного общества на угрозу большевизма, механизм разрешения социальных конфликтов, когда реальная власть в обществе с элементами частной собственности находит пути компромисса с социальными группами наемного труда -- пути эволюции, а не революции. Работодательство и есть основное движение гуманитарного капитала, действующий принцип относительности в экономико-технических системах общественного производства и развития. Производство работы является структурообразующей составляющей экономики, наряду с производством капитала, товаров и услуг. Экономическая категория "работы" является ключевой в немарксистской модели экономики, основанной на гуманитарном капитале интеллектуальной собственности. Мировая координация сообществ работодателей -- это политика постиндустриального, социально-реального, гуманитарного капитализма. Мировая координация союзов работодателей -- судьба мировой демократии. Открытие "полного отсутствия всякого присутствия" мировой координации сообществ работодателей как ответ на вопрос, почему не сформировалось устойчивое социально-экономическое развитие мировой экономики, есть правильная постановка вопроса о мировой финансово-промышленной олигархии. Не "олигархия" -- но работодатели, люди дела. Не келейность решений узкого круга лиц в целях бесконечного экономического и технического прогресса, а концентрация гуманитарного капитала экономико-технологических профессионалами в базовых для мировой экономики социально-экономических сообществах -- в сфере банковской деятельности, "естественных монополий", в жилищно-коммунальной сфере, в военно-промышленном комплексе и многих других сферах экономики. Вот ответственный подход к судьбе мировой демократии, мировой экономики и техники. Однако, и первые три элемента системы мирового социального партнерства - правительство, профсоюзы, законодатели -- значительно деформированы, отстранены от процесса транспарентности -- выработки фундамента новых социально-экономических немарксистских отношений и соответствующей им постиндустриальной политики, и потому малоэффективны. "Надеюсь, Вы сумеете преодолеть свои разногласия, чтобы договориться ... о пути создания основополагающей структуры, которую имеет каждая успешная экономика", -- эти слова Президента США на недавней встрече с депутатами ГД РФ и региональными лидерами можно обратить к нему самому и другим лидерам развитого мира. Америка сделала ставку на финансистов. Биржа стала ее центральным институтом. Акционеры становятся врагами менеджеров. Предприятие, задуманное как сообщество гуманитарного капитала, объединенное мощными интересами и мощной общественной привязанностью, превращается в машину движения денежной наличности, происходит перекачка интеллектуальных ресурсов страны в финансовый сектор, заинтересованные собственники, менеджеры и персонал реальных компаний находятся под постоянной угрозой смены акционеров, расчленения и продажи, краткосрочные цели финансового сектора преобладают над долгосрочными целями реального сектора. 3.Теория правообъектности как верификация общей теории относительности для социума Принцип работодательства проблематизирует марксистскую картину социальной природы аналогично первичной проблематизации ньютоновой картины мира принципом относительности Эйнштейна, результатом которой является специальная теория относительности, а в науке об обществе и человеке эту функцию выполняет теория работодателей. Завершение перехода к новой нелинейной картине социального мира, основанное на выделении гуманитарного капитала, от движения которого (работодательства) зависят социальные пространство и время (экономика и техника), -- это распространение принципа гуманитарного капитала на мировую историю в целом как совокупность движения систем с гуманитарно-экономической (социальное пространство) и гуманитарно-технической (социальное время) составляющими. Своего рода "общая теория относительности". Как же общая теория относительности верифицируется в социальной науке, если специальная теория относительности верифицируется как теория работодателей в языке науки об обществе и человеке, качественно продвигая при этом сам этот язык в его аналитичности? В новой немарксистской картине социального мира мировая история как реальный процесс есть фундаментальное субъект-объектное отношение (основание всего многообразия субъект-объектных отношений цивилизации), в котором объект истории непосредственно раскрывается как народ, а субъект мировой истории представлен государством. Основанием изначальных субъект-объектных отношений мировой истории является мир истинности, система истин, высших ценностей, целей и смысла человеческого существования. Осуществление, воплощение в повседневности, изначальных субъект-объектных (государство-народ) отношений мировой истории есть закон, право. Право есть математика социальной природы. Нигилизм -- это "намеренная, осознанная и сознательно себя легитимирующая попытка обесценить прежние верховные ценности, их как верховные ценности отменить... Нигилизм теперь уже не такой исторический процесс, который протекал бы перед нами как наблюдателями, вне нас, а то и позади нас. Нигилизм оказывается историей нашей собственной эпохи, очерчивающей пространство его воздействия и бросающей нам вызов" (М. Хайдеггер). Народ -- истинное человеческое сообщество. Таково центральное убеждение демократии как работающей концепции самоуправляющегося человеческого общества, которая не довольствуется тем, что над нами властвует "государство" и нами правит "правительство". Термин "демократия" предполагает, что правит народ. Однако "правительство" -- не народ. Народ голосует и избирает своих представителей, которые участвуют в правлении. Голосование -- необходимая основа демократии, но едва ли достаточная для того, чтобы быть уверенными, что народ правит, выбирая своих представителей. Даже из нашей обыденной речи вытекает, что правит власть. Концепция федерализма имеет решающее значение для решения этой проблемы. Федерализм как теория народа рассматривает его как основной объект мировой истории, производящий право и государство, исследует процесс генезиса права и государства народом в его историческом развитии, взаимосвязи и отношения, качества -- права, посредством которых народ самоопределяется, самовыражается, саморазвивается и самоорганизуется, достигая высшей точки развития в подлинной демократии. Конкретной исторической формой существования народа является общество -- мера осуществления прав народа в конкретный исторический момент. Государство и право -- моменты общества, и законы их возникновения и развития выступают проявлениями прав народа как законов общественного развития. Общество понимается как "сеть человеческого общения" -- система социальных, культурных, экономических, политических, оборонительных, информационных, профессиональных и иных человеческих сообществ, посредством которых народ конкретным образом осуществляет свои права. Народ раскрывается как фундаментальный предмет человеческого общения, понимаемого как непрерывность процесса и связность моментов общественно-исторического развития. Права народа, выявляемые и опредмечиваемые непосредственно в ходе человеческого общения (общественного развития), являются основной и естественной предпосылкой исторического возникновения права. Естественное право -- это, по сути дела, язык народа. Определяя право и отвечая на вопрос, откуда берутся нормы, федерализм прежде всего раскрывает нормативную природу права как непосредственную объективность народа, реальное бытие и присутствие народа в истории. Норма есть продукт сознательной деятельности народа и конкретная структура общества. Право народа представляет собой нерасчлененное единство естественного права, существующее априорно, до аналитического вычленения писаных норм и сферы неписаного права. Необходимость и возможность народа творить право, создавать законы -- это объективный фактор исторического процесса. Основным содержанием права как системы мышления и действия является стремление к истинности человеческого сообщества, достигаемое в понятии "народа" и логике саморазвития этого понятия -- "демократии". Объективное право -- это право народа, субъективное право -- это право "правоведов", государственное право. Истинные субъект-объектные отношения в правовой системе и делают ее демократической, социальной. Все юридические нормы как истинные результаты субъект-объектных отношений в правовой системе так или иначе конкретизируют общий принцип объективности народа. Право -- это масштаб свободы, который отмеряется народу историей и достоянием которого она (свобода) является. Истинно правовое государство (демократия) обладает полицентричностью властей и множественностью единиц правления, целостность же правления в таком государстве достигается властью народа и общества как соответственно абсолютного и реального объектов истории, от которой всякое государство зависит субъективным образом. Априорное право (право народа) есть первичное основание культуры народа. Нормативность апириорного права задает фундаментальные структуры культуры, формирует менталитет. Культура в этом смысле всегда была естественной формой непосредственной институционализации в феноменах культуры прав народа на самоопределение, самовыражение, саморазвитие, самоуправление. Понятие культурного сознания поэтому прежде всего определяется как априорное правосознание. Правосознание есть прежде всего априорная способность усмотрения истинности, объективности истории в повседневности и опыте, созерцание "живой жизни" народа, совершенствуемое культурой. Генезис и структура правосознания и есть существо общественного мнения, общественного суждения как всякого суждения об истинности, объективности. Народ, являясь истинным источником права, наделяет людей, сообщества, институты и органы общества и государства правосознанием. Вера в народ, познание народа как истинного источника права, а, следовательно, и власти, "схватывание" сущности народа в социальной реальности, раскрываемой как реальность конкретного осуществления прав народа, -- это главное содержание демократического поведения. Правотворчество есть сознательная деятельность народа (общества), созидающего первичную правовою реальность социума, фундаментальными интерпретациями которой являются субъективные правовые системы -- право законодателей и юристов, государственное право. Истинное законодательство должно формироваться как познание объективной сущности народа, его бытия как правовой, априорной сферы социума. Ведь право -- это прежде всего реально функционирующая система знания об истинных закономерностях истории, о ее фундаментальных субъект-объектных отношениях. Фундаментальное правовое регулирование, таким образом, осуществляется как изучение, преобразование и использование закономерностей и потенциала исторического развития и становления народа в повседневности, в реальности жизни людей -- т.е. как фундаментальная матрица человеческого сообщества. Истинная норма права, являющаяся в своей сущности нормой права народа, априорна. Таким образом, не многократное повторение и регулярность поступков и форм связей людей образуют первичные формы права, но любое межличностное, житейское, бытовое отношение социального характера между людьми является в основе своей априорным правоотношением. Система фундаментальных правоотношений -- это система индивидуализации общественных отношений, взаимное поведение участников которых обеспечивается реальностью осуществления прав народа, а не возможностью государственного принуждения. В федерализме как теории народа право рассматривается сложная многосоставная информационно-программная система связей и отношений, раскрывающая сущность народа как объекта мировой истории. Поэтому, смысл и события мировой истории как многообразия историй народов мира раскрываются как действия и осуществления априорного права (права народа), способы его воздействия на людей, сообщества, государства, априорно-правовое эффективное регулирование. Событие истории в теории народа (федерализме) понимается как "применение априорного права", исторический процесс рассматривается через стадии априорно-правоприменительной деятельности, процедуры априорно-правоприменительной деятельности. Таким образом, реформа современной правовой системы, предлагаемая федерализмом, может осуществляться "по линии" понятия "правообъектности". Под объектом права понимается такое общественно-историческое образование, которое способно обеспечить единство цели, воли и деятельности в обладании истиной истории и которое признается источником права. Правообъектность есть реальное содержание демократии, функция демократии как системы правоотношений. Истинная народность субъектов права раскрывается через их реальные правоотношения с априорным правом, через их правосознание, гражданское, политическое, экономическое, социальное и информационное сознание правообъектности, сознание реального измерения и конкретного происхождения правоотношений из реальной жизни людей, из жизни народа. Правообъектность есть органический (внешний и внутренний) критерий истинности и катализатор развития действующих правовых систем. Каждый элемент реальной правовой системы, как и система в целом имеют измерение правообъектности, раскрывающее генезис той или иной правовой нормы, ее априорные основания, априорную взаимосвязь всех структрообразующих элементов правовой системы. Правообъектность характеризует и направляет движение объективного права, отражающего реальное становление народа и общества в истории. Правовая норма, включающая правообъектность как реальное и содержательное основание собственной истинности, в отличие от абстрактных схем, оторванных от жизни людей, идентична естественной норме человеческого общежития, народной жизни. Федерализм как теория народа, таким образом, является теорией универсальной правовой системы, раскрывающей смысл истории. Таким образом, верификацией общей теории относительности для социума, завершающей переход от марксистской к федералистской картине социальной природы, аналогичный переходу от Ньютоновой картины природы к Эйнштейну, является теория правообъектности. Теория работодателей и более широкая теория правообъектности формируют тот уровень развития социальной науки -- федерализма, который способен к решению проблем мировой интеграции.

С. Шилов

Федерация - это Университет.

О "беспартийном законе" развития общества.

Государство, назвавшееся "Российской Федерацией" и находящееся в настоящее время в состоянии реформы "федеративных отношений", все более являет собой вопрос: "Что есть Федерация?". Без ответа на этот фундаментальный вопрос не может состояться Новая Россия. Пока данный ответ изыскивается в контексте подмены вопроса на иной - "Федерация - это Кто?" - с неизбежно утвердительным суждением, что "Федерация есть Путин". Отсюда и бесконечные эскапады Павловского о необходимости "партии Путина", о "победе Путина над прежней медиа-политикой", о "победе Путина над олигархами и губернаторами". Путин как социально-вирутальный образ (фрейдистская мечта любого политтехнолога) есть замещающий знак социально-массовой рефлексии. Политехнологи как бы изучили к чему "стремятся от природы" (аристотелевское выражение) люди этой страны и дали им это в статичной, персонифицированной, то есть отвечающей их пониманию форме. Однако, при этом забывается, что люди наделены мышлением, прямым выражением чего является динамизм и разнообразие их предпочтений, интересов, поведенческих ситуаций, жизненных стратегий, социально-нравственных и интеллектуальных потенциалов, одним словом, все то, что собственно и образует "человеческое измерение", смысл человеческой повседневности в ее сращенности с историей. Таким образом, общество всегда рано или поздно выходит из под контроля даже самых совершенных политтехнологов. Осмысленный Разговор власти с людьми возможен как открытый диалог о сущности власти, фундаментально-желаемой людьми. Необходим переход от разговора о Путине к Разговору о Федерации. Что же за власть выбрала большая часть народов бывшего СССР, согласившаяся жить в "Российской Федерации"? Новое российское чиновничество и обслуживающее его экспертное сообщество занято рассуждениями об отношениях центра и регионов, и истина в этих спорах все никак не рождается. Проблема состоит в том, что в бытующем политическом сознании не фиксируется объективная реальность третьего и важнейшего участника и арбитра федеративных отношений - Федерации "самой по себе", той живой естественно-исторической целостности общества и власти, которая и именуется "страной", общецивилизационным "человеческим измерением" конкретногосообщества народов, гражданское общество которого порождает социальное, демократическое, правовое "государство для людей". Федерация есть принцип универсализации гуманитарно-политических, социальных, культурных, информационных, экономических и технологических качеств (свойств) народов, сообществ, людей, образующих в своем многообразии "человеческое измерение". Универсализация качеств "человеческого измерения" предполагает развитие их общечеловеческих составляющих. Универсализация качества не только не отрицает "конкретное качество", но развивает его собственные основания до степеней высшей качественности. Продуцирование все новых и новых "человеческих качеств" ("человеческая природа") является смыслообразующим потенциалом федерализма, так как их развитие (устойчивое, социальное, гуманитарное) до высших степеней качественности и есть универсализация мира, совершенствование общечеловеческого измерения. Такова фундаментальная стратегия философии федерализма. Единство человеческой цивилизации осуществляется через многообразие человеческих качеств в их собственном развитии к высшим степеням качественности. Фундаментальным основанием развития единства человеческой цивилизации, основанием генезиса и структуры "человеческого измерения" является "человеческое знание"."Я вижу то, что я знаю",- так выражал Гете априорный характер "человеческого знания". История Нового Времени все чаще осмысливается сегодня как общецивилизационное преобразование, - переход к новой гуманитарной цивилизации "человеческого знания", не исчерпывающийся совокупностью экономических, политических и технологических составляющих, - как Развитие. В структуре Нового Времени можно выделить два периода развития: количественный, экстенсивный, связанный с умножением, ростом частных знаний, и современный, формирующийся сегодня, качественный, интенсивный, основанный на универсализации знания. Количественное развитие цивилизации, выраженное в идее прогресса, в сфере политики обрело свое представление в форме политических партий. Политическая партия образовывалась как фундаментальная стратегия "количественного подхода" к человеческому измерению. Количественные характеристики человеческого бытия, основы частных знаний (богатство-собственность, капитал, фабричныйи сельскохозяйственный труд, производство, техника, социальное распределение, расходы и доходы государства, военные силы и природные ресурсы) разламывали и дробили непрерывность докапиталистического социума, прочерчивались в виде политических партий и их программ, утверждавших правоту той или иной схемы количественного развития государства и общества, частные, субъективные концепции и учения. По своей политической онтологии партия формировалась и развивалась как мера (единица) "человеческого измерения", институт частного знания. Партии располагают частным (политическим) "человеческим знанием", абсолютизирующим те или иные стороны развития на базе количественного подхода к "человеческому измерению".Количественное развитие есть схема унитарного государства, построенная на дискретности "человеческого измерения", его детализации и дроблении в "единицах" политических партий, выражающих частное (гипертрофированное) "человеческое знание". Условие многопартийности здесь предполагает возможную всемерную демократизацию унитарного государства через полемический консенус различных, наиболее мощных схем количественного развития, через конкуренцию "частных" точек зрения в области "человеческого знания". При этом необходимо помнить, что политические партии есть лишь замещающие знаки реального развития, выражающие его количественную составляющую, да и то, как правило, в статической форме, далекой от актуального динамизма процессов, экономических, политических, социальных, информационных. Партии - это субъекты количественного развития цивилизации. Нынешний переход к качественному развитию цивилизации, к "обществу знаний", нередко, пользуясь термином основателей Римского Клуба, через "революцию человеческих качеств", существенно видоизменяет и сущность политических партий. Современные партии опираются на априорную мощь "человеческого знания", на непрерывность нового постиндустриального социума, на "поля человеческих качеств" как на модельные реальности социума. Современные партии, по существу, играют с окостеневшей реальностью всевозможных политологических номинаций (левые, правые, социал-демократы, либералы, центристы), конструируя из ее фрагментов новые политические языки, в котором прежние политические имена являются лишь значениями, отсылками, модельными категориями. Современные партии находятся в поиске "социальных истин человеческого знания", синтетических оснований "человеческого измерения", взыскуют его непрерывности, работают с его реальными разломами, складками, с архаической логикой дискретности, задаваемой традиционными политическими номинациями-партиями. Политики сегодня делятся (причем внутри любой политической номинации) на модернизаторов, опирающихся на рычаг "человеческого знания" в преобразовании "человеческого измерения", и реакционеров, утверждающих парадигму количественного подхода к "человеческому измерению. Нередко целые политические номинации могут быть априорно отнесены к реакционерам в силу своего отчуждения от гуманитарно-политических ценностей - социальные экстремисты, националисты, коммунисты. Современным партиям (Третий путь Т. Блэра, Новый центр Г. Шредера) недостает лишь осознания конечности своего политического бытия и предназначения. Это "тяжелое наследие" архаических политических номинаций, удерживающих цивилизацию в колее ценностей количественного развития. Необходим решающий переход (усилиями современных партий прежде всего) к "беспартийному закону" развития общества, к обществу человеческих качеств, к непрерывности социума и синтетической мощи "человеческого измерения" - к универсализму общества знаний. Качественное развитие общества предполагает переход от много-партийности к не-партийности, - от частных знаний к универсальному знанию. Партийность общества, его политизированность и политическая раздробленность должна быть преодолена на пути осуществлении идеи общества знаний. Это и есть задача современных партий по формированию нового качества жизни. Многопартийность как "результат" количественного развития цивилизации и основание дискретности "человеческого измерения" - мира частных знаний - может быть преодолена в становлении Федерации как фундаментальной структуры нового универсализма. Многопартийность, которая была в свое время проводником идей федерализма в условиях прогрессистского индустриального общества, все больше превращается в тормоз для развития его современных версий. Современные партии выполняют уже не столько традиционные политические задачи, сколько деконструируют старый, но все еще такой огромный политический рынок, ищут "точки соприкосновения" левых и правых, "третьи пути" и "новые центры", то есть, по существу, ликвидируют априорную структуру, делающую возможной организацию политпроцесса посредством партий, обеспечивают переход от дискретности человеческого измерения к его непрерывности, от общества частных точек зрения к обществу знаний через принцип универсализации, принцип социального федерализма. Что же "после партий"? Что станет действующей структурой Федерации, предметом осуществления "беспартийного закона" развития общества? Европейский Университет как структура универсализации частных знаний, поиска общих оснований развития, как изначальный, смыслопорождающий институт "общества знаний" является уникальной моделью новой социальной реальности, способной на фундаментальном уровне онтологии политики преодолеть, "снять" институт многопартийности в его априорном виде - как форму дискретности "человеческого измерения", мир господства частной точки зрения (хотя бы то была и абсолютизируемая частная точка зрения одной партии власти). Университет как система "общества знаний" в отличии от партийности-многопартийности только и может реально ограничить государство в сфере его рациональной компетенции. Институт многопартийности (партийности и политизации общества) и институт государства, будучи взаимоувязаны в стратегии "количественного развития", стратегии господства "частных знаний" взаимо-ослабляются, навязывают друг другу собственную неэффективность в новой стратегии "качественного развития" в начале 21 века. Институт многопартийности как институт общецивилизационного перехода не позволяет современному обществу радикально взять государство под контроль. Современное общество, выявляющее в качестве своей оси Университет как реальную общественно-научную систему и организацию принципиально нового типа, обеспечивающую генезис и сетевую структуру всех программ развития, создает для конкретных нужд развития "компактное государство", развивающееся "под Университетом" в качестве мощной социально-технологической системы. Университет как широкая социально-информационная организация есть творческая лаборатория Федерации. Именно Университет фиксирует реальное "поле человеческих качеств", разрабатывает стратегии универсализации, вырабатывает подлинное объективное универсальное знание об обществе (в отличии от "частных знаний", продуцируемых институтом многопартийности). Говоря употребимым политическим языком, Университет действительно разрабатывает стратегию реформ и готовит кадры их реализаторов. Дистанционное обучение, образовательные, информационные и консультационные Интернет-технологии уже сегодня являются реальностью, вовлекающей в свой круг массы людей. Следующий шаг - образование (с использованием традиционных университетских структур научно-исследовательской и образовательной деятельности) Университета как новой формы социально-политической и общественной организации общества 21 века . Университет Российской Федерации уже сегодня может формироваться как мощная общественно-научная экспертная организация нового "сетевого" типа, относительно которой власть могла бы позиционироваться как рациональная и современная. Указ Президента "Об Университете Российской Федерации" мог бы определить целевое предназначение формируемой общественно-научной структуры в выработке многоуровневой и системной программы реформации, в подготовке массового числа специалистов, способных к осуществлению настоящих реформ. Университет как институт современного общества управляет изменениями, создает глобальные общественные и профессиональные альянсы, является фундаментальной структурой реформации страны, осуществляющей подготовку и переподготовку массового числа специалистов, ведущей мониторинг и программное обеспечение реформ и формирующий на этой базе многоуровневую стратегию развития России. Последовательно продуманная идея Федерации и есть Университет. Слабость и становящийся характер новой российской государственности, подвластность ее экспертному сообществу,политтехнологам, становление новой российской власти в мирных условиях на пороге 21 века, - все это создает уникальные шансы для развития Университета Российской Федерации в качестве принципиально нового института современного российского общества, реализующего саму сущность власти как органической стратегии универсализации социума. Подобный ход событий вряд ли возможен в западноевропейской ветви цивилизации, где вызовы "общества знаний" носят абстрактный характер, и организационные усилия гасятся сложившейся структурой институтов гражданского общества и государства. Российской власти, проводящей реформу за реформой, необходимо лишь осознать, что для эффективного проведения реформ с экономией затрат на системной основе, в соответствии с принципами структурной политики, развитие которой готов кредитовать Запад, необходима масштабная общефедерально-мультирегиональная программа подготовки (и переподготовки) массового числа профессионалов, осуществляющих эти реформы в различных сферах - от реформы армии до реформы жилищно-коммунальной сферы. Затраты на настоящую программу и могут составить бюджет Университета Российской Федерации. Сегодня спор о федеративной реформе и других "универсалиях государственности" напоминает средневековый схоластический университетский спор об универсалиях "номиналистов" (президентская администрация", утверждающая формально-правовое измерение государственности) и "реалистов" (губернаторы, федералисты, утверждающие реальное гуманитарно-политическое социально-экономическое измерение государственности). Решение этого спора лежит на путях разработки универсальной идеи Федерации, как ранее средневековый спор служит прологом к реформации Европейского университета. Федеративная реформа, предпринятая Президентом, должна исходить из модельно-прогностического осмысления Федерации самой по себе как новой формы организации цивилизации.
С. Шилов член президиума Академии парламентского корпуса РФ Федерализм и реальное единство нации: идеологический аспект формирования партии реформации России Утверждение социально-экономического, правового и политического единства нации является основным условием развития в России демократического государства, гражданского общества и социально ориентированной рыночной экономики. Демократическое, социально-нравственное единство нации складывается в результате масштабного и многопланового диалога образовавшихся за годы реформ сообществ россиян -- социально-экономических, региональных, национальных, профессиональных, информационных. Диалог общества и власти призван гармонизировать многообразие форм самоорганизации социальной жизни, способствовать формированию общенационального самосознания. Общенациональное самосознание -- это "человеческое измерение" реального единства нации, органически ему присущее, а не насаждаемое сверху. Естественно-исторической идеологией общенационального самосознания является федерализм, обеспечивающий процесс нациеобразования, переход от имперской или тоталитарной государственности к демократическому правовому государству, к современному обществу. Федерализм -- это социально-нравственное, многоплановое мировоззрение о демократии, раскрывающее ее социальные, гуманитарные, научно-практические основания. Федерализм -- это идеология гражданского общества, теория и практика нациеобразования, реального обеспечения демократического, культурного и правового единства нации, ее устойчивого социально-экономического и гуманитарного развития. Российский федерализм -- это новый стратегический, принципиальный курс на развитие Российского государства как федерации всех ее народов. Формула "Россия -- сообщество равноправных народов" должна стать основной интегрирующей общество идеей, которая, с одной стороны, опиралась бы на здоровый национально-государственный патриотизм, а с другой -- была бы свободной от крайностей как национализма, так и космополитизма. Россию историческую, Россию как великое государство создавал и создает лишь один субъект -- ее многонациональный народ, объединяющим ядром которого являются русские. Федерализм как социальное мировоззрение раскрывает реальную историю как историю форм права, в которых проявляется историческая сущность народа. Правосозидание как многомерный процесс, организующий все сферы жизни общества и государства, -- основной способ общественно-исторической деятельности каждого народа, его жизненная сила и историческая мощь. Правовое обеспечение единства нации развивается в соответствии с важнейшими постулатами федерализма -- принципами субсидиарности. Постулаты федерализма -- принципы субсидиарности: 1-ый принцип субсидиарности "Народ первичен, государство производно" 2-ой принцип субсидиарности "Народ -- источник социально-правовых систем" 3-ий принцип субсидиарности "История -- это смена социально-правовых систем" 4-ый принцип субсидиарности "Право, закон первичны, экономика производна" 5-ый принцип субсидиарности "Международное право первично, межгосударственное право производно" Федерализм есть проекция самоорганизации и органического развития народной жизни, общения образующих народ свободно самоопределяющихся сообществ, личностей, глубинного и многоуровневого естества народа -- на государство, экономику, на другие факторы исторического процесса. Федерализм -- это социально-научное выражение здравого смысла, естественной идеологии народа, коренящейся в обыденном сознании и повседневности народной жизни. Федерализм -- это идея "произведения" истории народом посредством естественного права, реальное утверждение народа как главного действующего лица истории, субъекта нормообразования фундаментальных норм права, регулирующих жизнь государства и общества. Федерализм -- конкретное выражение воли народа к демократии как объективной исторической воли. Опыт нациеобразования в США выявил фундаментальную идею прав человека, европейский федерализм выработал идею прав сообщества. Миссия российского федерализма состоит в утверждении принципиально нового качества правового регулирования жизни общества и государства -- идеологии прав народа. Эта миссия вытекает из всей истории становления уникальнейшей российской нации. Декларация прав народа как фундаментальных идеалов, ценностей и норм социальной организации должна утвердить народ как главный и окончательный субъект мировой истории, воссоздать всемирно-исторический корпус прав народа как движущей силы истории: право народа на самоопределение в истории, право на саморазвитие, право на самоуправление, право на защиту прав народа, право на равные права народов вне зависимости от занимаемой территории проживания, от государственной и территориальной разобщенности, от численности населения, от вероисповедания, право на устойчивое социальное и экономическое развитие, право на культуру, образование и язык, право на территорию, недра, право на экологически устойчивое развитие, право на мировую народную дипломатию, право на равные права народов в организации миропорядка. Народ -- это подлинный субъект международного права, которое зачастую подменяется межгосударственным правом геополитическими игроками всех мастей. Государство является субъектом международного права условно, как "генеральный представитель" народа. У народа нет и не может быть целей геополитической, конфессиональной экспансии, целей создания над собой разного рода бюрократических пирамид, целей строительства тоталитарного государства любого типа. Идеалы, ценности, цели народа лежат прежде всего в культурной, социально-нравственной сферах, в области социального, экономического и гуманитарного развития. Международное право в его нынешнем состоянии зачастую защищает именно права государства и утверждает систему мировых институтов межгосударственного права в качестве основы исторического процесса, что и является корнем так называемой "неразрешимости" противоречия между территориальной целостностью государства и правом народов на самоопределение и многих других сложно организованных противоречий, в которых сущность народа подменяется сущностью государства. Данные противоречия, лежащие в основе современных военно-политических, межнациональных конфликтов, не только разрешимы в системе прав народа, но и являются ее движущими силами, выявляющими приоритетность проблем народа перед проблемами государства. Идеология прав народа является мощнейшим оружием против сепаратистов и экстремистов всех мастей, цинично играющих на реальных противоречиях социально-правовой системы, замешивающих в узлах этих противоречий свои взрывчатые, деструктивные идеологии. Идея прав народа выбивает у них почву из-под ног, показывает их как главных ненавистников народа, нарушителей священных прав собственного народа, стремящихся увести его в сторону от исторических и подлинно-религиозных целей, смыслов и задач, стремящихся лишить собственный народ его идеалов и ценностей, культуры, будущего, его родовой сущности и силы. Федерализм раскрывается в своей исторической мощи как процесс непрерывного разрешения межнациональных конфликтов и предотвращения социально-экономических и гуманитарных катастроф. История России как история российского народа, в отличие от других национальных историй, более всего состоялась в области повседневного движения народной жизни, реального народного бытия. Российский народ, по существу, общался с высшим нравственно-ценностным началом народной жизни непосредственно, глубинно, будучи в определенные исторические периоды попросту задавлен властью. Российский народ значительно менее, чем европейские народы, реально, определяющим образом присутствовал в политике, экономике, праве, он хранил в толще народной жизни свой нравственный закон, отраженный в зеркале русской культуры и, прежде всего, в произведениях гениев русской классической литературы. Новый российский федерализм -- это всемирно-исторический поворот в судьбе российского народа. Идея прав народа естественным образом рождается в российской истории как "прорыв" к высшим ценностям, целям и смыслу человеческого существования, к нравственности, которая "есть правда". Российская общенациональная идея как система высших ценностей, целей и смыслов тождественна Российской Федерации как новой реальности российской истории, организации государства и общества на основе идеи прав народа. Российский федерализм как качественно новый этап развития федерализма, утверждающий идею прав народа, открывает также путь реальному и справедливому мировому федерализму как институциональной системе прав народа, исключающей прямое или косвенное деление на классы (в том числе и привилегированное выделение "среднего класса"), привилегированность народов ("золотой миллиард") и сообществ (финансово-экономического, политического и др.). Социально-прикладное значение идеологии российского федерализма выражает принцип субсидиарности. -- принцип основополагающей роли подлинной, берущей исток в правах народа, социально ответственной правой нормы в регулировании общественного, государственного и политико-экономического развития. Принцип субсидиарности преодолевает отчуждение общества и власти, способствует формированию правовых схем, реально связанных с жизнью людей и улучшающих эту жизнь. Результатом регулирования жизни общества и государства посредством правовой системы, основанной на идеологии прав народа, является рациональное распределение ресурсов, властных полномочий и ответственности в деле представительства интересов демократии -- государственных, политических, экономических, национальных, информационных. Асимметрия Российской Федерации как раз и означает отсутствие единого правового измерения государственности, основанного на идеологии российского федерализма, в результате чего сегодняшняя государственность распадается на субъектное и национальное измерения. Точка сборки российской государственности, синтез субъектного и национального измерений, предполагающий формирование объектного, единого социально-правового измерения Федерации, -- идея прав народа. Идея прав народа обеспечивает переход России от асимметричной федерации к федерации субсидиарной -- от договорной федерации, балансирующей между унитаризмом и конфедерализмом, к федерации реальной, социальной и правовой. Основная проблема развития федеративных отношений сегодня -- это выяснение отношений между регионами и центром без понимания сторонами того обстоятельства, что существует еще один, самый важный участник этих взаимоотношений, -- Федерация, которая и представляет волю народов, согласившихся на реализацию такого государственного устройства как соответствующего их неотъемлемым правам. У бедных регионов сегодня разгораются иждивенческие настроения, у богатых пропадает желание помогать бедным. "Национальные" регионы держатся особняком от "субъектных". Смещение компетенций в сторону федерального центра также ослабляет федерализм, ослабляет Федерацию. Нарушается принцип субсидиарности: государство должно брать на себя только те задачи, выполнение которых регионам не под силу. Свободный рынок не созидает устои гражданского общества, так как его социальную функцию ослабляют перекосы в отношениях регионов и центра. Общенациональная идеология предполагает необходимость модели нового конкурентоспособного федерализма под девизом: "Больше прав народу, Больше прав Федерации!". На каждом уровне должны быть свои полномочия; задачи и компетенции местного самоуправления, регионов, федерального центра и концепция федерации должны быть определены заново, все регионы должны стать "серьезными социально-правовыми и экономическими единицами". В подлинной федерации Центр и субъекты укрепляются одновременно и в равной пропорции. Мы же привыкли к тому, что в отечественной федеративной модели торг Центра с субъектами неизменно оборачивается "игрой с нулевой суммой": если укрепляется столица, слабеют регионы, и наоборот. Стратегия реформ должны быть подчинена принципам социально ориентированного, реального федерализма. Без формирования единого социально-правового пространства Федерации невозможны структурные экономические и социальные реформы. Основным источником субсидиарности как правосозидательного потенциала гражданского общества является местное самоуправление. Формирование единой системы местного самоуправления Российской Федерации, системы стандартов и программ местного самоуправления, основанной на идеологии прав народа, идеологии нового российского федерализма, станет "прорывом" в качественно новое измерение федеративных отношений, вне которого невозможна кардинальная и эффективная реформация страны. Единая система местного самоуправления -- это первичная социальная ткань Федерации, мощнейшая система устойчивого социального и гуманитарного развития народов, система профилактики экстремизма, национализма и сепаратизма. Стратегической целью общественного развития России и важнейшей компетенцией Федерации должны стать гарантия конституционных прав и обеспечение единства, социально-нравственной и политико-экономической целостности всех форм местного самоуправления страны. В свете современного российского опыта на первый план выходит способность социального федеративного государства сосредоточивать власть в руках ответственных перед обществом лиц и эффективно пользоваться этой властью. Необходимо привести к рулю преобразований социально ориентированных политиков новой формации -- федералистов, способных на основе беспристрастного и глубокого анализа реформ первой волны, собственной концепции, стратегии и тактики реализовать успешные и эффективные преобразования в условиях многосложного федеративного государства, преодолеть идеологический кризис управляемости федерации -- источник основных видов кризисных явлений, социальных, экономических, культурных, политических. Идеология нового российского федерализма, федерализма социального, политико-экономического гуманитарного, творческого, идеология прав народа как идеология самобытно-российская, общенациональная, -- это и есть идеология реформации, идеология "новых правых". Лозунг "Преодолеть беспартийность власти!" нашел глубочайших отклик у мыслящих, политически активных россиян. Эта смелая идея впервые констатирует выстраданный в ходе новой политической истории России основополагающий факт -- реальный переход от "власти в себе" к власти в интересах народа может осуществить только мощная живая политическая сила, партия реформации. Не партия власти и диктата над обществом, каковой была КПСС, а партия диалога общества и власти. В ходе первого российского президентства этот переход не был осуществлен. Страна зависла над пропастью безыдейности, социально-психологической неустойчивости, отсутствия четких ориентиров и целей новой гражданской и социально-экономической организации. Смелый реформаторский порыв Президента России, способного возглавить партию реформации и взять на себя личную ответственность за судьбу второго, определяющего качество жизни страны, этапа реформ, станет мощным импульсом государственно-общественного развития, импульсом радикальной модернизации и социально-экономического роста. Возглавив партию реформации, невзирая на мнимые выгоды былой политической нейтральности и надпартийности института президентства, Президент России выбирает и указывает конкретный путь развития, консолидирует власть и сосредоточивает страну, начинает реальное продвижение России по ясному пути реформ, становится выразителем общенационального интереса. Новый российский федерализм -- это социально-практическая идеология единства нации, главное социально-политическое требование времени, которое переживает страна, это предельно конкретная, основанная на идее прав народа, форма реализации общественного договора, без которой невозможно развитие правового государства, гражданского общества, свободной экономики. Социальный федерализм представляет собой оригинальную российскую версию обретенного в настоящее время Европой, и, прежде всего, британским и немецким правительствами, "третьего пути" между социал-демократией и либерализмом, "нового центра" общественно-политического спектра. Социальный федерализм -- это естественно-историческая практика "демократий развития", практика опоры на собственные силы, на "гуманитарный капитал". Социально реальный федерализм предполагает конкретные пути обеспечения устойчивости гражданской нации россиян -- переход от унитарных и "конфедеративных" форм организации социально-политической и экономической жизни к реальному единству автономных социальных, политических, экономических, территориальных и иных свободно сотрудничающих сообществ, формирующихся в процессе гражданской самоорганизации на основе принципов социальной интеграции, кооперации, субсидиарности. Социал-федерализм призван стать идейной социально-политической и международной базой "Нового курса" Президента Российской Федерации. "Курса нового федерализма", курса всенародного избранного Президента России на утверждение прав народа. Стратегия социального федерализма реально обеспечивает бесперебойное функционирование динамичной и жесткой вертикали государственной власти, основанной не только на административно-командных методах, но, прежде всего, на фундаментальных законах социально-экономического и политического развития. Она нацелена на формирование единой, эффективной социальной демократии сообществ, на устойчивое развитие гражданского самосознания в рамках социального правового государства. Из-за не учета федеративной природы российского государства реформаторы первой волны споткнулись на глубочайшем разрыве между ожиданиями и заверениями -- ожиданиями населения и заверениями властей, -- образовавшегося в результате практики управления, унаследованной от унитарного государства. Не сложилась мощная политическая партия, способная отмобилизовать население на поддержку реформ и реальное участие в них. Не только стратегические просчеты властей, не создавших мощную социально-политическую и экономическую "вертикаль реформ", зачастую блокировавшихся на уровне региональных и местных бюрократий, но и неготовность людей к новым преобразованием, непонимание своей роли и ответственности за их воплощение в жизнь привели к сужению социально-политической базы реформ, и, как следствие, к торможению экономического развития. Партия реформации должна выступить в качестве одного из основополагающих политических инструментов реализации Договора о Союзном государстве, повышения правовой культуры избирателей в ходе подготовки выборов в союзный парламент. Мощная фракция социальных федералистов в союзном парламенте станет эффективной силой реализации политической воли Президента России по созданию Союзного государства. Позиция Президента РФ В. Путина о необходимости развития Союзного государства "не как союза бюрократий, но как союза народов" как нельзя лучше раскрывает смысл Курса нового федерализма, в основе которого лежит фундаментальная идея прав народа. Опыт европейской интеграции показывает, что созданию европейских координирующих структур предшествовала эффективная работа политических организаций федералистов, и сегодня оказывающих серьезное влияние на общеевропейские процессы. Партия реформации как российская политическая организация федералистов призвана стать одним из общественно-политических локомотивов модернизации и реформирования Содружества Независимых Государств, трансформации его в подлинную геополитическую реальность. Экономическая программа партии реформации базируется на принципах экономического федерализма, на концепции новой промышленной политики обеспечения экономического роста. Фундаментальным условием промышленной политики является федерализация реально сложившихся социально-экономических отношений. Главным действующим субъектом активной промышленной политики должно стать российское сообщество работодателей. Задачей федерализации экономики является формирование основополагающих структур экономического партнерства (транспарентности экономики), прежде всего, автономных сообществ и союзов работодателей, на которых базируется всякая современная успешная экономика. Социальный федерализм как естественно-историческое мировоззрение "демократий развития" означает "наведение порядка в головах" социально и экономически активных россиян, новое качество социального мышления, понимание, осознание реальной точки состояния, в котором находится страна, формирование стратегии ее устойчивого социального развития. Основой социально-нравственного возрождения страны, системы фундаментальных ценностей, идеалов и норм, образующих российскую общенациональную идею, основой диалога власти и общества, является "вера в права народа". "Вера в права народа" -- это современная духовно-культурная реальность российской гражданской нации, уникальное, социально-творческое развитие российским народом такого фундаментального общецивилизационного принципа, как "вера в права человека", заложенного в программные документы международного сообщества, Организации Объединенных Наций. "Вера в права народа" естественно-исторически рождена в России как в крупнейшем в мире многонациональном государстве. Российским политикам необходимо научиться соизмерять свои действия с состоянием самобытных российских народов, с мироощущением русского народа, скрепляющего собственной культурой, языком и историей эту уникальную общность, научиться адаптировать политику к национально-специфическим и не менее специфическим региональным условиям жизнедеятельности людей, имеющим концентрированное выражение в идее прав народа. Только в этом случае будет обеспечено доверие всех народов России к государству для людей, государству-заступнику прав народа, откроется мощнейший гуманитарный потенциал развития, формирования нового качества жизни. Идея прав народа является также одной из ведущих идей мирового развития, возрождает в современности всемирно-отзывчивое духовное начало русской культуры, полифоническое звучание культур всех народов России. Только в этом случае идея утверждения российского федерализма овладеет сознанием народных масс и народ сам себе прикажет, говоря словами Петра Первого: "Живота не жалеть за державу!", а мировое сообщество снова прислушается к нашей стране, вновь откроет для себя духовное богатство неповторимого российского мира.

Last-modified: Wed, 31 Jan 2001 09:12:53 GMT
World LibraryРеклама в библиотекеПроект для детей старше 12 лет!
Проект Либмонстра, партнеры БЦБ - Украинская цифровая библиотека и Либмонстр Россия
https://database.library.by